Бревна не видно в своем глазу

«Здравствуйте, уважаемая редакция газеты «Миллион»! Пишет Вам Виктор Есман из «Белого лебедя». У меня много что наболело. Нас, сидящих по тюрьмам, считают отбросами общества. Только в глаза боятся об этом сказать. Кто-то говорит, что молодежь уезжает за границу. Нет, в основном, гниют заживо по тюрьмам. А все потому, что нет работы, а значит - и денег. Сидят уже с 14 лет, и сроки по 10-15 лет, это как минимум. Жалости со стороны правосудия никакой.

А что в Даугавпилсе творится? Сколько можно позволять крысам обворовывать народ? Почему самоуправление ничего не делает для заключенных? Хоть бы пальцем пошевелили, так нет – зачем? Пусть сами из ямы вылезают, если туда попали.  Рихард Эйгим на все обращал внимание, более того – помогал. А куда нам пойти после тюрьмы? Молодежь сейчас дикая – все спиваются. Мэр водит всех за нос. Строде говорила, что всем готова помочь, а когда речь зашла о тюрьмах стала искать, на кого это спихнуть. Я считаю, что должно волновать в первую очередь, куда заключенные попадают и становятся ли на путь исправления. Где гарантия, что ее квартиру не обворуют? Ведь деньги нужны всем. Про Строде пишут, что она человек закона, а мое мнение – что этот «колхоз» и года не протянет. Мы сидим за воровство, а им все с рук сходит – несправедливо это со стороны закона. Тюрьма вложила большие деньги в ремонт, и то помогли из-за границы, а своим не надо. А что делать, когда ты никому не нужен? С протянутой рукой сидеть не собираюсь, как и многие другие. Пенсионеры, подумайте хорошо над этим!
Гражданин Латвии, холостяк, малоимущий и сирота при живой матери, Виктор Есман».

(Письмо, написанное на 5 страницах, пришлось сократить. Орфографию тоже подправили, а то ведь, к примеру, несолидно, писать Эгим вместо Эйгим, рассуждая о его делах).
Чтобы читатели вспомнили, от кого пришло письмо из «Белого лебедя», напомню, за что Есман туда попал.
Преступление произошло накануне Пасхи, в апреле прошлого года. В десятом часу вечера мать Марфа (в миру Мария Марович) собиралась спать и молилась. В этот момент старухе и был нанесен смертельный удар по голове. Наутро, когда престарелая женщина не появилась ни на молитве, ни в трапезной, ее соседки и знакомые забеспокоились. Настоятель храма отправил инокиню Ольгу проведать Марфу. Она и обнаружила, что старушка умерла. Позвала настоятеля, тот вызвал полицию. Полицейские подтвердили, что Марфа мертва, и к тому же определили, что смерть насильственная. Было возбуждено уголовное дело. Через три дня подозреваемый Виктор Есман был арестован.
Есмана воспитывало государство. Мать сдала его в интернат совсем маленьким. После окончания основной школы Виктор поселился в доме при церкви. Перезнакомился со всеми его обитателями, в том числе и с Марфой, которая полюбила паренька, как родного, кормила его, одалживала деньги. Он часто помогал ей по хозяйству – то печь растопит, то дрова принесет. Настоятель храма, опекун Виктора, очень хотел, чтобы тот стал хорошим человеком. Хотя, возможно, монаху, никогда не имевшему детей, трудно было понять подростка и стать для него по-настоящему близким человеком. Виктор стал подворовывать. Никакие увещевания опекуна не действовали. Есман залезал в чужие комнаты и тащил все, что считал ценным. Пришлось опекуну отказаться от Виктора. Зимой этого года Есман переехал в Даугавпилс и устроился на «Локомотив». Но воровать не перестал – то у друга, то в раздевалке на работе.
Хотя Виктор Есман и жил в Даугавпилсе, он иногда навещал церковную обитель в Илуксте. Марфа одалживала ему деньги, возвращать которые он не торопился, а в конце концов убил старушку.
В начале месяца Маркович приносили пенсию, о чем все знали. 5 апреля 2004 года Есьман сел на автобус, идущий в Илуксте, и направился в дом Марфы. Залез на чердак дома и сидел там, ожидая, когда его жертва окажется одна. Надоело. С чердака он перебрался в квартиру, одну из комнат которой занимала Марфа, и спрятался в шкафу, стоящем в коридоре. Потом заперся в ванной комнате, где нашел полено, которое и послужило орудием убийства. Виктор нервничал – скоро уйдет последний автобус на Даугавпилс, а он все сидит без толку. Наконец, старушка осталась одна. Он схватил полено и стал бить беззащитную жертву по голове. По его показаниям – хотел оглушить, чтобы забрать деньги. Когда Марфа упала, положил ее на кровать, повернул на бок и накрыл одеялом. Потом забрал 30 латов из кармана пальто и еще 27 латов, обнаруженных под книжкой, и пошел на автобусную остановку. Но недолго он погулял на свободе после убийства. Вскоре преступника арестовали. Экспертиза признала Виктора вменяемым.
Даугавпилсской постоянной сессией Латгальского окружного суда вынесен приговор Виктору Есману по делу об убийстве Марии Марович, 1920 г.р. По совокупности преступлений и с учетом совершения их во время испытательного срока Виктор Есман приговорен к 12 годам и двум месяцам лишения свободы с конфискацией имущества и последующим контролем полиции на два года. Верховный суд, где рассматривалась апелляция Есмана, оставил в силе приговор.
Твое письмо, Виктор, несколько сумбурное. Ну что ж, попробуем разобраться по-порядку. Бездоказательно обвинять уважаемых людей в воровстве не стоит никому. А уж тем более тебе, тому, кто обворовывал не только обитателей дома при церкви, но и своих товарищей.
Куда пойти после тюрьмы? В Даугавпилсе есть служба пробации, там помогут по мере сил. Но зачем лукавить? Ведь тебе, Виктор, предоставили и жилье, и работу на ЛРЗ. Но первое, что ты сделал – залез в чужую кабинку в раздевалке и утащил куртку. Конечно, работать трудно. Директором или депутатом сразу не назначат – нужно долго и упорно учиться, а потом трудом доказывать, на что способен. Если ты хотел выбиться в люди, зачем было воровать, что плохо лежит? Ведь твой опекун кормил тебя вдосталь, и раздетым ты не ходил. Даже во Франции побывал на экскурсии за его деньги. А потом, для чего ты с таким упорством пытался получить 3-ю группу инвалидности? Наверное, чтобы иметь пенсию и не работать?
Насчет того, что  Рита Строде не выделяет денег самоуправления на тюрьмы – это ты зря. Малоимущих хватает и на воле. Дай Бог, чтобы хватило средств им на помощь. А тюрьмы, к твоему сведению, находятся в ведении государства, а не самоуправления. Пожертвования поступают. Но это дело добровольное. То, что вся молодежь сидит в тюрьмах – это с твоей стороны – перебор. Хотя с точки зрения психологии понять тебя можно. К примеру, тем, кто лежит в больнице, кажется, что весь мир болен, а здоровые люди – это редкое исключение.
Говорить о больших сроках и безжалостности закона с твоей стороны – кощунственно. А сколько ты хотел получить за убийство ни в чем неповинной старушки? Чаще всего, тем, кто совершил правонарушение впервые (если это не особо тяжкое преступление) дают условные сроки. А в том, что осужденные идут на новые преступления, виноваты они сами. Шанс на исправление дается. Ты же совершил убийство во время испытательного срока.
Осуждаешь людей, не имея фактов, только на основании слухов. Но вот чего нет ни грамма – так это раскаяния в убийстве. Ведь загублена человеческая жизнь! Ты с особой жестокостью убил добрую, беззащитную богомольную старушку. Понятно, что судьба тебя не баловала, испытать пришлось многое. Но чем виновата Марфа?
Через 12 лет, возможно, с трудоустройством и жильем в Даугавпилсе будет полегче, и ты сможешь найти работу. Самое главное, чтобы ты не ожесточился за эти годы. Но как ты сможешь жить, если душа не очистится раскаянием? Прежде чем судить других, подумай о себе.

19.04.2005, 08:58

"Миллион"


Написать комментарий