Ностальгия по диктатуре

Латышские политики и латышская пресса, точно сговорившись, убеждают общество в том, что русскоязычным жителям страны чужды демократические ценности вообще и демократические порядки, царящие в современной Латвии, в частности


Они не устают убеждать латышского обывателя, что русские в Латвии только и мечтают о том, как бы поскорее свергнуть демократический строй, с каковой целью используют те свободы, которые этот строй предоставляет. Результаты недавнего опроса показывают, насколько эти утверждения соответствуют действительности.

Как известно, более половины опрошенных высказались в пользу «сильной руки». Проще говоря, наиболее подходящей для Латвии формой правления большинству представляется диктатура.


Большинство видит выход из сложившейся не очень благоприятной для рядового гражданина ситуации в том, чтобы предоставить некоему лицу чрезвычайные полномочия и снять тем самым с себя всякую ответственность за дальнейшее развитие событий.

Данные опроса свидетельствуют также, что по сравнению с прошлым годом полку сторонников диктатуры прибыло. В 2005 году за установление власти «сильной руки» высказались на несколько процентов опрошенных больше, чем в 2004-м.

В причинах, которые вызвали такую перемену в настроении общества, сомневаться не приходится. Вступление Латвии в Европейский союз и раскол латвийского общества по этническому признаку, столь четко обозначившийся в последнее время, вызвали чувство неуверенности в завтрашнем дне у наименее защищенных слоев населения. В то время как массовое пробуждение к политической жизни русскоязычных латвийцев и выдвижение ими справедливых политических требований, направленных на слом установившейся в стране системы привилегий для титульной нации, вызывает позывы страха у вполне благополучной и образованной части латышского общества.

Сегодня шаткое равновесие, худо-бедно поддерживавшееся последние десять-пятнадцать лет, безнадежно нарушено. И у тех и у других почва стала уходить из-под ног или как минимум заколебалась. Поэтому и те и другие ищут силу, которая могла бы восстановить статус-кво.

К счастью, в современной реальности (при условии сохранения основ демократии) такой силы не существует. В то же время запущенные праворадикальными латышскими партиями общественные процессы неумолимо ведут к смене выгодного большинству латышского народа режима. И только полный отказ от демократических свобод может спасти положение.

Только диктатура может воспрепятствовать, а точнее, попытаться воспрепятствовать восстановлению ущемленных прав национальных меньшинств. И, наоборот, только в условиях демократии может продолжиться борьба национальных меньшинств за свои права.

Полагаю, именно латыши составляют основную массу тех, кто во время опроса высказывался за установление в Латвии режима личной власти. Косвенным подтверждением тому являются законодательные инициативы ультраправых, направленные на ограничение демократических свобод, неизменно поддерживаемые большинством Сейма и не вызывающие протестов со стороны латышской общественности, а также голосование зрителей телепередачи Kas notiek Latvijв.

Так, во время обсуждения событий 16 марта у памятника Свободы телезрителей, которые проголосовали за ограничение существующих свобод, было в несколько раз больше тех, кто считал, что ничего менять не нужно, и тех, кто голосовал за расширение свобод, вместе взятых. (Заметим в скобках, что аудитория у этой передачи почти исключительно латышская.)

Прямым же подтверждением предположения о том, что именно латыши видят (а может быть, и ищут) выход из создавшегося положения в установлении диктатуры, является тот факт, что в Курземе и Земгале за «сильную руку» высказалось более 62% населения по сравнению с 55% в целом по Латвии. Кто населяет указанные регионы страны, я полагаю, уточнять не надо.

В то же время русскоязычное население Латвии интуитивно связывает улучшение своего положения с расширением демократических свобод и, в частности, с возвратом к практике всеобщих выборов. Русскоязычное население Латвии понимает, что диктатура отнимет и те немногие права, которые еще остались в его распоряжении. Осознавая или чувствуя это, может ли оно питать постыдную склонность к диктатуре? Не может. И не питает.

Таким образом, все вопли латышской прессы о враждебном отношении нелатышей в Латвии к идее демократии есть не более чем измышления и черный пиар. Правда то, что в большинстве своем нелатыши в Латвии враждебны к идее и практике демократии по-латвийски.

Но, согласитесь, это не одно и то же.

16.04.2005, 11:42

chas-daily.com


Написать комментарий