«Мы стоим на перекрестке взаимных заблуждений»: Интервью премьер-министра Латвии Индулиса Эмсиса

Г-н премьер-министр, особенность вашего правительства состоит в том, что после первых 100 дней главы исполнительной власти докладывают о том, что они, разобравшись с полученным наследством, собираются сделать. С вас же политики, пресса и избиратели стали требовать отчета буквально с первого дня работы в новой должности. Отчего же так получилось?

Думаю, потому, что моя команда к власти пришла неожиданно. И – назовем их так – некоторые технологи власти не смогли свыкнуться с мыслью, что не вовремя родившийся нежданный ребенок сразу же встал на ноги. Как это так! Откуда он взялся! Зачем это он наши разложенные карты перемешивает! И не только это удивляло. Видимо, предусматривалось, что правительство Эмсиса будет крайне правым и продолжит следовать схемам, разработанным в предыдущие годы. А тут вдруг премьер из партии “зеленых”, многие до сих пор не верят в то, что произошло. Кроме того, вокруг нас создано весьма негативная информационная аура, более того, осуществляются попытки ее сгустить, чтобы “зеленое” правительство показать “красно-зеленым”.

И что ж с того?

Ну, “зеленое” – это я могу понять, но что-то я не вижу, чтобы мы работали в “красных” тонах. Другое дело, что мы реализуем программу, в которой очень много социальных вопросов, решение которых, в первую очередь, направлено на улучшение качества жизни людей, особенно тех, чьи проблемы раньше государством не были услышаны. Если в этом заключается наша “красность”, то, пожалуй, я с нею соглашусь.

Когда президент страны выбрала вас кандидатом в премьер-министры, едва ли не 99 человек из ста считали, что Эмсис – временная фигура, которая посидит на высоком стуле до поры, до времени, а когда это время придет, то и убрать будет не сложно. Но вам пришлось тащить на себе телегу с не решаемыми годами вопросами, связанными со вступлением Латвии в ЕС. Что в этой работе было самым сложным, разгружена ли телега?

Да, за рекордно короткое время правительству пришлось приложить серьезные усилия, чтобы были приняты более 300 нормативных актов, регулирующих наше участие в Евросоюзе. Но, имея привычку с людьми работать, а не командовать, я сумел с ними договориться, что работу сделать необходимо, и все структуры высшей исполнительной власти работали очень синхронно, за что нашим чиновникам очень благодарен.

Самым же трудным было убедить моих коллег, что времена изменились, что чиновники нужны стране, как творческие люди, способные подготовить качественные проекты нормативных актов, что в ЕС мы вступаем для того, чтобы улучшить качество жизни населения Латвии. Работу мы сделать успели, она Евросоюзом принята без оговорок, и теперь перед нами стоит задача подготовить почву для эффективного использования тех возможностей, которые предоставляет единая Европа. Прежде всего, серьезно и очень четко применить те средства, которые ЕС направляет своим новым членам.

За месяц ваше правительство сделало столько, сколько предыдущее правительство Эйнарса Репше не сделало почти за полтора года. Как, по-вашему, почему вы получили в наследство такую кучу проблем?

Затрудняюсь ответить. Когда я смотрел на то правительство, то видел вроде бы нормальных людей, вроде бы нормально рассуждающих. Будучи в Сейме руководителем комиссии по вопросам народного хозяйства, я спрашивал у премьера Репше, почему не принимаются законодательные акты, регулирующие наше пребывание в ЕС? И слышал в ответ что-то совсем непонятное: внедрение законодательных актов требует расходования средств, я решил деньги на эти вещи не тратить, поэтому работает система, при которой каждый, кто просит на эти цели дополнительные финансы, может со своими проектами ко мне не обращаться.

Это была философия страуса: если проблему не рассматривать, значить она и решаться не будет, останется вне поля зрения правительства. Поэтому и сам Кабинет министров не вел учета, что необходимо сделать, каково положение дел, при этом в правительстве было даже ликвидировано бюро европейской интеграции. Как это понять – за год до вступления в Европейский союз ликвидировать структуру, которая была призвана заниматься интеграцией Латвии в ЕС?! Логичное объяснение одно – Репше сам не верил, что мы вступим в Евросоюз.

И как тогда понимать, что после того, как ваше правительство привело страну в ЕС без штрафных очков, тот же г-н Репше подвергает вас жесточайшей критике?

Как раз понять несложно: правительство работает без него, Кабинет министров может обходиться без всемогущего, а ваш покорный слуга – человек команды, и то, что у правительства получается делать – в этом заслуга не вождя, а команды, совместной работы министров и чиновников. Если считать, что в правительстве только один умный, а все остальные – дураки и лентяи, то ничего путного не выйдет; стиль работы пришлось повернуть на 180 градусов.

Если взять последних четырех премьеров Латвии, то у Репше и Шкеле был авторитарный стиль руководства, у Берзиньша и Эмсиса – прагматичный. Отчего ж тогда из партии Репше два человека попали в Европарламент, а у “зеленого” Эмсиса – мимо? Не понимает вас пока народ?

В какой-то мере так. Мы настолько были заняты авральным наведением порядка в делах правительства, что старания на предвыборную кампанию в Европарламент уже не хватило. Если посмотреть географию результатов выборов, то на селе мы преодолели проходной 5-процентный барьер почти во всех районах, но самые большие города – Рига, Даугавпилс, Лиепая, Вентспилс – как-то позабыли о Союзе “зеленых” и крестьян. Эта неудача – довольно серьезный упрек для меня, надо внимательнее смотреть, какие настроения в городах, все ли мы делаем, что могли бы, для горожан?

И что вы увидели?

Я сейчас очень серьезно занимаюсь вопросами квартирной платы в денационализированных домах, существующую систему необходимо ломать, цены за жилье отпускать нельзя, потолок арендной платы необходимо оставить минимум на два года, пока правительство совместно с самоуправлениями не сможет решить проблемы социальных домов – другого выхода я не вижу. Пока же избиратели не чувствуют, что мы твердо настроены решить одну из самых актуальных проблем в городах.

Мне кажется, что есть еще одна причина провала “зеленых крестьян” на выборах. Ваше правительство меньшинства, получив вотум доверия в парламенте от левоцентристской партии Народного согласия, оттолкнуло от себя часть избирателей с ортодоксальными “национальными” ценностями. С другой стороны, изменив свое первоначальное намерение встретиться в Риге с мэром Москвы, вы оттолкнули от себя многих избирателей левых взглядов. Каково же “покинуть берег свой родной, а к другому так и не приплыть”?

Сидеть меж двух кресел очень неудобно, и в таком положении долго так пребывать я не намерен. Убежден, что качество жизни не делится по национальным или по каким-то другим индивидуальным признакам. И если политика верна, то есть государство делает то, что ему необходимо, а правительство улучшает уровень жизни в стране, то оно получит поддержку и слева, и справа.

А сейчас, как мне кажется, в обществе бал правят мифы, и мифы эти не долго будут жизнеспособными, потому что дела говорят сами за себя. Да, какое-то время может быть миф, что правительство окрашено в какой-то неприемлемый цвет, но уже очень скоро люди убедятся: то, что мы делаем – увеличиваем необлагаемый налогами минимум, увеличиваем размер пенсий, улучшаем климат в предпринимательской среде, в том числе и с использованием средств из ЕС, больше внимания уделяем селу, молодым матерям и т.д. – само по себе станет свидетельством эффективности работы моего правительства, а доверие избирателей будет восстановлено.

Г-н Эмсис, в стране, где треть населения по национальности русские, не обойти вниманием и восточный сектор внешней политики вашего Кабинета. Черчиллю приписывают слова, будто у России нет дорог, а есть направления. Каким видит премьер-министр Латвии направление латвийско-российских отношений?

Думаю, что мы стоим на перекрестке взаимных непониманий и заблуждений. И со вступлением Латвии в ЕС открылись новые возможности улучшить отношения с ближайшими соседями на Востоке. Политика Латвии сейчас будет направлена на то, чтобы, прежде всего, помочь самим себе разобраться в новой ситуации, а затем помочь и нашим соседям понять демократический стиль в отношениях между государствами. И то, что мы находимся на рубеже между нашими восточными соседями и странами ЕС, может сослужить хорошую службу в развитии добрых дел между ними. Латвия, Литва и Эстония могут играть в этом диалоге некую посредническую роль. И то, что такой диалог с Россией пока нельзя считать успешным, я считаю лишь вопросом времени. Потому что реалии таковы: где плюс и минус, так появляется энергия, рождается ток. Наша граница и должна стать местом рождения такой новой энергии, так и будет.

Какие же реалии подводят вас к такому заключению?

Я вижу, что латвийские предприниматели учреждают свои предприятия в России, а российские – идут с инвестициями в Латвию, а через нее и в ЕС. Чтобы эта тенденция укрепилась, мы просто должны со стороны государства помочь ей. Считаю, что отношения между нашими государствами необходимо улучшать.

Тезис хороший, а на деле?

На деле в Таллине в рамках форума государств Балтийского моря у меня была неофициальная встреча с российским премьер-министром г-ном Фрадковым. И я почувствовал, что он очень заинтересован в улучшении экономических связей между нашими странами, в позитивном развитии межгосударственных отношений. Считаю, что это первая, но не последняя возможность переговорить с российским коллегой на тему, как мы будем оттаивать друг перед другом.

За последний месяц я беседовал с тремя министрами экономического блока вашего правительства, и каждый из них сетовал, что готовность Латвии начать работать по улучшению ситуации наталкивается на отсутствие готовности российских коллег идти на контакты. Можно ли считать, что высказывания премьера Фрадкова в прессе о нормальном ходе развития латвийско-российских отношений – мессидж о том, что соседи, наконец, услышат друг друга?

Думаю, что именно так. Объективность такова, что мы обязаны услышать друг друга. В бизнесе у предпринимателей уже давным-давно партнерство. Давайте, примем во внимание, что это соответствовало бы не только государственным интересам Латвии и России, но и Евросоюз заинтересован в дальнейшей демократизации систем вокруг новой Европы. И в различных программах ЕС Латвия воспринимается уже как знаток стран, расположенных к востоку от Европейского союза.

Да пойдет ли Россия с Латвией на официальные контакты ДО того, как будет решена проблема реформы образования в русских школах, причем по образцу, который кажется Москве предпочтительным?

Вне зависимости от чьих-то предпочтений, со своей стороны мы попытаемся реформу сделать такой, которую возможно будет успешно внедрить без намеков на некое давление. Мы попытаемся ее реализовать как можно спокойнее, в диалоговом режиме. И если общество поддержит именно такой вид реформы, думаю, у России не будет никаких оснований для дальнейших возражений. Пока призывы из России в отношении реформы сопровождаются у нас здесь радикальной реакцией, это, конечно, влияет на сам вопрос, но я рассчитываю, что обоюдные шаги навстречу друг другу сторонников и критиков реформы позволят нам встретиться в какой-то компромиссной точке. А опыт достижения компромисса у нас есть: например, компания, обеспечивающая страну газом, частично принадлежит России, частично – Германии, частично – Латвии. И в таком сотрудничестве проигравших нет.

30.06.2004, 09:34

regnum.ru/allnews/284826.html


Темы: ,
Написать комментарий