Обвиняется реформа

Сегодня Конституционный суд продолжит слушания "дела о русских школах"

Конституционный суд, наконец, приступил к рассмотрению одного из важнейших и сложнейших исков в истории Латвии: жалобы на реформу образования. Правда, до финала еще довольно далеко: вчера служители Фемиды заслушали представителя истца Бориса Цилевича, его оппонента Гунара Кусиньша и трех приглашенных свидетелей — Карлиса Шадурскиса, Ину Друвиете и Татьяну Лигуту.


Как и полагается, заседание началось с изложения позиций сторон, хорошо нам известных по многолетней дискуссии о рассматриваемой реформе.  Борис Цилевич напомнил присутствующим, что цель образования — развитие потенциала человека. Между тем, по мнению многих специалистов, именно обучение преимущественно на родном языке дает возможность наиболее полно овладеть материалом, а в долгосрочной перспективе — сформировать базу, которая становится основой нашего мышления. Еще в 90-х годах законодательство более или менее гарантировало возможность ребенку учиться на языке семьи, а с середины того же десятилетия начались эксперименты, которые, собственно, и привели к реформе-2004.
Далее прозвучали ссылки на многочисленные документы, рекомендации, международную практику… В общем, выступление получилось вполне весомым и обстоятельным. После чего глава Юридического бюро Сейма Гунар Кусиньш спросил об успеваемости в школах. Ответ Цилевича на середине был прерван председателем Конституционного суда Айваром Эндзиньшем: “Разве можно говорить об успеваемости в контексте реформы, если оспариваемая вами норма вступила в силу менее года назад?” “Нет, конечно, — ответил правозащитник. — Я просто отвечаю на вопрос господина Кусиньша”.
Представитель Сейма также поинтересовался, стоит ли предоставлять отдельные права на язык обучения всем нацменьшинствам Латвии или же они должны “стоять на позициях” русского языка. Эндзиньш уточнил: разве распространение “великого и могучего” не является следствием советской русификации? По мнению Цилевича, если, например, поляк в итоге принимает для себя русский в качестве родного языка, то вряд ли его сейчас стоит насильно переориентировать.

Выступление самого руководителя Юридического бюро Сейма строилось совсем иначе. Кратко изложив историю латвийского законотворчества в сфере образования, он приступил к выпадам в адрес противников. Напомнил, в частности, что в Сатверсме, на которую ссылаются авторы иска, четко говорится: государственным языком Латвии является латышский.
За выступлением Кусиньша Цилевич следил чрезвычайно пристально и живо реагировал на каждую реплику: хмурился, кивал, иногда улыбался и постоянно делал записи. Вскоре выяснилось зачем. “Вы утверждаете, что реформа не мешает сохранению национальной идентичности нацменьшинств. А по каким критериям вы это оцениваете?” — спросил он. И не получил конкретного ответа. Как не получил ответа и на другой вопрос: “Вы говорите, международные документы не могут ограничивать права государства определять политику в сфере образования. А что тогда может ограничивать?”
Выступавший после него бывший министр образования Карлис Шадурскис, разумеется, высказывался в пользу пропорции “60 на 40” и сетовал на “наших русских политиков”, давивших на директоров школ перед введением реформы. О давлении со стороны Министерства образования и науки никто из чиновников не сказал. Хотя ни для кого не секрет, что руководители учебных заведений жутко боятся проштрафиться перед ответственными должностными лицами и без диктофона часто говорят совсем не то, что хотели бы слышать правые политики.
Отвечая на вопросы Цилевича, Шадурскис признался, что в его распоряжении нет данных о динамике качества образования. Не оказалось их и у взявшей слово после Шадурскиса нынешнего министра образования Ины Друвиете. Она, собственно, повторила озвученное еще раньше мнение: мол, говорить о результатах нововведений можно будет лет через пять. Зато сделала другое важное заявление: “60 на 40” — “конечный пункт”, и дальнейшего вытеснения родного языка нацменьшинств из средней школы быть не должно.
Относительно скоро Эндзиньш объявил перерыв в заседании до утра сегодняшнего дня. Цилевич воздержался от прогнозов по поводу исхода дела. Сказал лишь, что противная сторона фактически признала: о влиянии реформы на качество образования у нее представление не вполне четкое. Присутствовавший на слушании один из лидеров ЛАШОРа Игорь Пименов также предпочитает пока не распространяться насчет ожидаемого результата. По его мнению, дело очень сложное и вряд ли одного дополнительного заседания хватит, чтобы суд смог вынести решение.

13.04.2005, 08:23

Кирилл РЕЗНИК-МАРТОВ


Темы: ,
Написать комментарий