Сергей Лавров может приехать в Ригу

Новый посол Латвии в России Андрис ТЕЙКМАНИС планирует отбыть в Москву в конце апреля. Он уже передал копии верительных грамот заместителю министра иностранных дел России и приступил к выполнению обязанностей посла. Коллеги поздравили его с этим событием красными гвоздиками.

Надо помогать бизнесу

— С чего вы намерены начать свою работу?
— Следующие две недели у меня расписаны буквально по минутам. Запланировано много встреч и с министрами, и с мэрами крупных городов, и с руководством отдельных предприятий, которые ведут бизнес с Россией. Это Latvijas gāze, Latvijas dzelzceļš, Latvenergo, различные ассоциации, представляющие пищевую отрасль, металлообработку и т.д. Меня интересует, как идут в России дела у Радиотехники, как там себя чувствует Dzintars, какие планы у железной дороги и так далее. Через пару недель, думаю, у меня будет полная картина. Конечно, у меня уже есть некоторая информация. Тем не менее для меня важно лично поговорить с предпринимателями, понять их интересы, почувствовать, чем они дышат.
— Входит ли в круг ваших интересов и транзитная отрасль, в частности нефтяной вопрос?
— Бесспорно. Я запланировал поездку в Вентспилс, в том числе — посещение тамошнего порта.
— Правительство решило продать свою долю в АО Ventspils nafta. Планируете ли вы каким-то образом вести поиски потенциального покупателя этих акций в России?
— Это не моя прямая задача, но если это будет необходимо, конечно, я буду этим заниматься.
— То есть вы как посол собираетесь уделить наибольшее внимание экономическим вопросам?
— Не то чтобы наибольшее, я думаю, надо уделять этому должное внимание. Каждый посол ставит для себя задачи, и я тоже их определяю для себя. Одна из основных моих целей — помогать нашему бизнесу в России, расширять и укреплять наши экономические контакты, которые нам выгодны и приносят прибыль латвийскому народному хозяйству.
Пабрикс пригласил Лаврова
— Вам предстоит решить и многие политические вопросы. Наиболее актуальный — подписание договора о границе. Когда это может произойти, учитывая, что решено не связывать его с подписанием декларации об основах взаимоотношений двух стран?
— Да, и латвийская и российская стороны согласились, что этот договор может быть подписан без связки с какими-то другими документами. В этом вопросе никаких противоречий нет. Как мне сказали в российском МИДе, сейчас Россия ведет техническую подготовку договора. Сколько это займет времени, неизвестно. Хотя текст договора существует уже 8 лет, и он парафирован. Если есть воля его подписать, то это можно сделать и до 9 мая. Я такого не исключаю. Думаю, этого не исключают и в МИДе России. К этому мы готовы, так что можем надеяться, что документ будет подписан до 9 мая.
— В Москве или в Риге?
— Я бы лично хотел, чтобы это произошло в Риге. И министр иностранных дел Латвии пригласил российского коллегу Сергея Лаврова приехать для этого в столицу Латвии.
— Получен ли ответ на это приглашение?
— Он не столь конкретен, чтобы я мог говорить о каких-то датах.
— То есть, как любят говорить дипломаты, получены положительные сигналы?
— Как любят говорить дипломаты, я не исключаю этой возможности.
— Что же все-таки произойдет с декларацией? Смогут ли Латвия и Россия прийти в этом вопросе к единому знаменателю, ведь варианты документа кардинально различаются?
— Декларация — это важный документ, который может иметь значение для определения наших будущих отношений. Но согласно практике принятия подобного рода документов, которые существуют и в других европейских странах, этот процесс занимает довольно длительное время. Он связан не только с дипломатическими переговорами о каких-то определениях, это процесс более широкого характера, ведь если принимать такие декларации, то они, как правило, утверждаются и парламентами стран. То есть чтобы дойти до взаимоприемлемых формулировок, я полагаю, мы, во-первых, должны иметь обстоятельный диалог, дискуссию. А это потребует времени. Должно кое-что измениться в общественном восприятии. Ведь сегодня в России 73% считают Латвию враждебным государством — это следствие определенной пропагандистской кампании со стороны российских властей и СМИ. Необходимо это отношение менять, что вполне возможно, ибо для подобных страхов нет оснований — Латвия не является враждебной страной для России. Во всяком случае я не вижу возможности говорить о какой-либо совместной декларации до 9 мая. Это слишком серьезный проект, чтобы уложиться в столь короткий срок. И здесь нужна работа не только дипломатов, но и историков, политологов, обществоведов.

Отношения пора размораживать

— Президент Вайра Вике-Фрейберга ведет активную кампанию по разъяснению истории Латвии в Европе. Собираетесь ли вы продолжить начатое ею дело и в России? Будете ли добиваться, чтобы Россия признала факт оккупации Латвии, осудила пакт Молотова—Риббентропа?
— По-моему, президент сама не напрашивается говорить на эту тему. Просто эти вопросы вызвали очень большой интерес у европейских СМИ. Они подхватили тему. И буквально дня не проходит, чтобы в какой-либо мировой газете не появилась аналитическая статья, посвященная аргументам президента, изложенным в декларации 12 января. Этот интерес виден также и во всех ответах, которые президент получила от глав государств и правительств разных стран. Ее коллеги полностью разделяют соображения, высказанные ею. Это вопрос непростой — и для российской политической элиты, и для российской общественности. Ведь осудить тоталитарный режим все-таки непросто, хотя сама Россия, сами русские больше всего пострадали от него. Но этот вопрос более адресован к политикам — именно они должны, взяв на себя ответственность перед историей и перед будущим, дать оценку. Вряд ли можно построить честные отношения между Россией и Европой без такой оценки исторических событий.
Никоим образом я не считаю, что подобный шаг ухудшит положение России. Наоборот, Россия, которая становится все сильнее, должна иметь мужество пойти на этот шаг. И это сделает ее еще сильнее. Эти процессы непростые, через них проходили европейские страны, но они не должны быть единственной самоцелью. Конечно, и Латвия и Россия должны думать о будущем. Но нельзя притворяться, что прошлого не было. Я не считаю, что мы должны заниматься только историей. Но думая о будущем, мы не должны историю просто вычеркивать.
— Недавно со своей должностью расстался Михаил Демурин, который курировал в российском МИДе балтийское направление. В своем недавнем интервью агентству REGNUM он говорил о смене политического курса в отношении стран Балтии. Чувствуете ли вы какие-то положительные изменения?
— Я бы не стал пока говорить о какой-то смене курса. Во всяком случае есть обнадеживающие сигналы. Но из интервью господина Демурина мне стало ясно, что он этими новыми сигналами и веяниями не восхищен. Я бы сказал, такие люди как Демурин все-таки принадлежат прошлому. А надо смотреть в будущее. И я, начиная свою работу в Москве, хочу смотреть в будущее. Надеюсь, что наши отношения будут развиваться и улучшаться, учитывая, что какое-то время они были заморожены. Я буду стараться, чтобы ситуация изменилась. Этому может помочь и изменение российской политики. Ведь “мегафонная дипломатия” ни к чему не привела, Россия не достигла ничего положительного. Надо думать, как изменить отношения, чтобы они стали добрососедскими и партнерскими.

08.04.2005, 10:28

Анна НОВИЦКАЯ


Темы: ,
Написать комментарий