Думайте сами, решайте сами

Впервые поднять вопрос о действиях властей, предпринимаемых в районе Деменской свалки, я попыталась 14 февраля — на пресс-конференции в районной думе по поводу предполагаемого строительства в Лауцесской волости нефтеперегонного завода. Незадолго до этого до нас дошли сведения о расширении свалки, об устройстве вблизи неё полигона асбестовых отходов и завода по сжиганию мусора. И такое же мёртвое молчание в средствах массовой информации, как и по поводу нефтеперегонного завода. Меня отговаривали поднимать этот вопрос, убеждая: «Ну что ты валишь всё в одну кучу? Борешься против строительства НПЗ, ну и борись! Зачем тебе ещё эта свалка?»

А вот зачем! В январе мне довелось побеседовать с врачом-гигиенистом, сертифицированным специалистом по медэкологии Сергеем Критенко, работающим в «Krвslavas Ыdens». В разговоре он особенно выделил такие термины, как «эффект суммации» и «комбинированное действие факторов экологического риска». Применила их к нашему региону, и вот что у меня получилось.

Длительное время мы живём в зоне Игналинской АЭС, и хотя нам постоянно твердят, что данные экологического мониторинга (по радиации) в пределах нормы, я позволю себе усомниться. И вообще «зелёные» в Латвии уже отметили, что Литва с завидным упорством располагает свои экологически неблагоприятные производства «по ветру», т.е. вблизи северных границ с Латвией — цементный завод в Акмене, Бутингский нефтяной терминал, НПЗ в Мажейкяе, Игналинская АЭС. Информация к размышлению, не так ли? В последнее время пресса публикует информацию об остановке одного из блоков Игналинской АЭС и о дальнейшем полном ее закрытии. Мы же располагаем данными, что блок вскоре опять будет запущен, только под эгидой Евросоюза. Так что не торопитесь выбрасывать таблетки Jodine Prophylaxis, которыми власти нас любезно снабдили лет 10 назад.

Пятью километрами южнее места предполагаемого строительства НПЗ в Деменской волости уже 30 лет на территории в 9 га функционирует свалка, на которую всё это время свозились бытовые отходы и отходы всех Даугавпилсских предприятий (чёрные и тяжёлые металлы, резина, асбестосодержащие отходы и нефтепродукты). По официальным данным, толщина слоя свалки составляет 7м. Доказано достаточно сильное загрязнение грунтовых вод на глубине 1,8-2,Зм.

Талые воды со свалки, а также дождевые, смешиваются с инфильтратом, выделяющимся в процессах разложения, и по канаве длиной немногим более 1 км попадают в речку Кумпота, а из нее — в реку Лауцесе, как раз там, где расположены садоводческие кооперативы. В водах этих рек присутствует вся таблица Менделеева, однако официальные данные экологического мониторинга вод Кумпоты настолько оптимистичны, что поневоле напрашивается вывод о некорректности его проведения.

Налицо сокрытие истинной картины экологической ситуации в районе свалки с целью дальнейшего ее расширения, о чем свидетельствуют факты, приведенные ниже.

Информирую далее, что фирмой SIA «Bоstamo Atkritumu Serviss» (BAS), возглавляемой Э. Трукшансом, приобретены 2 участка земли «Grantskalni» и «Grantskalni-1», расположенные между существующей свалкой и железнодорожной веткой, общей площадью 28 га, для обустройства на них полигона по складированию асбестосодержащих отходов, свозимых со всей Латвии.

Почему же другие районы Латвии, несмотря на большие расходы по транспортировке, повезут к нам свои отходы? А потому, что асбест является прямым канцерогеном, и, загрязняя воздух и почву, ведет к онкологическим заболеваниям, в первую очередь – к раку легких. Он способен передаваться через плацентарный барьер к плоду и через молоко кормящей матери — к ребенку. Особую опасность представляет процесс транспортировки асбестосодержащих отходов, объем которых составит от 50 до 100 т в день (при декларированной длительности функционирования полигона от 15 до 50 лет.)

Что же получат жители Даугавпилса, Гривы, Лауцесе, живущие на обочинах тех дорог, по которым будут транспортировать асбестосодержащие отходы и загрязнять ими воздух, которым они дышат? А ничего!

Налицо лоббирование интересов SIA «BAS» и наплевательское отношение к здоровью жителей Даугавпилса, Лауцесской и Деменской волостей.

Юридический адрес SIA «BAS» такой же, как и у бюро по охране окружающей среды, возглавляемого П.Кацарсом. Сразу понятно, «родственные предприятия». И понятно, почему информация о проходящем общественном обсуждении тщательно скрывалась, и проходило оно только в Демене, в то время как все это напрямую касается и жителей Даугавпилса, и Лауцесе.

Но вернемся к асбесту. 8 марта истек срок обсуждения оценок влияния на окружающую среду создаваемого асбестового полигона, и, если к комментарию нашей инициативной группы, который мы отослали в Ригу, не прислушаются, то будет дан старт детальному проектированию полигона. В этот раз мы собрали 82 подписи под комментарием с просьбой провести общественное обсуждение в Даугавпилсе. В случае принятия положительного решения по обустройству полигона, думаю, сможем собрать и тысячи подписей и организовать акции протеста.

Но и это еще не все. 19 августа 2004 г. SIA «BAS» подало в администрацию Деменской волости заявление о разрешении на разработку технического проекта строительства комплекса по переработке промышленных и прочих отходов на участке в 10 га, принадлежащем SIA «BAS» и носящим гордое имя «Рakaliрki».

В связи с этим 1 декабря в «Latvijas Vзstnesis» было объявлено о первом этапе общественного обсуждения, длившемся с 29.11 до 26.12, и 29.12.2004 руководством Деменской волости было дано согласие на проектирование.

Не слишком ли быстро? Семь человек в Деменской волости проголосовали «за» — и судьба всего окрестного региона, включая и Даугавпилс, была решена.

При всем моем уважении к председателю Деменской волости В. Гадзане, потрясает тот факт, что никто из голосующих не имел четкого представления о том, за что поднимает руку. Ведь технические условия и документация на заявленный процесс были предоставлены в Региональное управление окружающей среды 11 января 2005 года, и г-жа Гадзане вплоть до сегодняшнего дня (22.03.05) не была с ними ознакомлена.

Так что же кроется за таким, казалось бы, скромным названием: «комплекс по переработке промышленных и прочих отходов»?

Расшифровываю: «переработка» — сжигание, «промышленных» — вредных, «прочих» — особо вредных.

Короче говоря, все то, что раньше складировалось на свалке, теперь будет сжигаться и через дымовую трубу в виде «биогаза» разноситься по окрестностям. В общем, произойдет резкая интенсификация процесса утилизации отходов и, как следствие, ударное негативное воздействие на окружающую среду и на нас с вами. В почву аналогичные сжигатели поставляют диоксины (кстати, анализов на содержание диоксинов в Латвии никто не делает), а в воздух — огромное количество сажи и почих вредных веществ. Как диоксины, так и сажа, особенно смоляная — прямые канцерогены.

В Озолайне аналогичный мусоросжигатель уже два раза запускали — и оба раза закрыли из-за протестов местного населения.

Так вот, если мы будем молчать и дальше, то в недалеком будущем труба этого завода, расположенного на Скрудалиенском холме Аугшземской возвышенности на высоте 150 м над уровнем моря, погонит в сторону Даугавпилса огромное количество сажи и прочего «биогаза». Расстояние до Даугавпилса в 10 км сажа и «биогаз» преодолеют в лучшем случае за 1 час, а в худшем — менее чем за 10 минут.

Пусть вас, дорогие даугавпилчане, утешит, что крупные фракции сажи выпадут по дороге на Лауцесе, а мелкие фракции этого канцерогена — ваши. С чем и поздравляю!

Теперь, я надеюсь, понятно, почему, когда на пресс-конференции был задан вопрос об асбестовом полигоне и мусоросжигающем заводе в Демене в дополнение к нефтеперегонному заводу в Лауцесе, П.Кацарс, наш «защитник», так разволновался, что назвал нас «демагогами» и процитировал пословицу: «слышала звон, но не знает, где он».

Ой, знаю! Я даже знаю, почему средства массовой информации промолчали, как в рот воды набрали.

Как говорит М.Задорнов, все дело в «бабках». Кто платит деньги, тот и заказывает музыку.

И вот все эти НПЗ, свалки, полигоны, мусоросжигалки планируют сконцентрировать на площади не более 10 кв. км, в зоне тектонического разлома, на господствующей по отношению к городу высоте, в волостях, которые по существу и по розе ветров являются «легкими города». Пока еще являются.

Теперь, я надеюсь, понятно, что такое «комбинированное воздействие» неблагоприятных факторов экологии? Добавьте к этому выбросы от все увеличивающегося парка автомобилей, выделения от очистных сооружений, расположенных в центре города и тоже с наветренной стороны. А продукты питания, которыми забиты все эти вновь отстроенные «рыдваны» типа «RIMI»? Эти генетические уроды — фрукты и овощи, хранящиеся месяцами, которыми брезгуют и червяки, и плесневые грибки, мясо и рыба без вкуса, хлеб, который нельзя даже нарезать — он или мнется, или крошится? Кто нам доложил, чем все это напичкано?

Это тоже приплюсуйте к комбинированному воздействию и не удивляйтесь, что прогресс как бы налицо, а мрем, как мухи.

На волне «государственного» мышления можно, конечно, на своей земле пригреть экологических монстров, трудоустроить несколько сотен человек, а тысячам людей сократить срок жизни и ухудшить ее качество. А вот на волне чисто человеческого мышления надо бы отбросить всякую мысль о строительстве вредных производств, закрыть существующую свалку, провести рекультивацию земель, а далее сама природа будет залечивать свои раны.

07.04.2005, 09:23

Татьяна Панкова, инженер-биотехнолог, консультант VAKB «Ozols».


Написать комментарий