Учебный пожар с реальными последствиями

Обращаюсь в Телеграф с некоторым опозданием, но раньше не мог — приболел. А дело было так. Возвращался я с детьми (дочке 6 лет, сыну — 12) и женой из Египта. В Ригу мы прилетели 22 марта в 19 часов 30 минут. Вышли в легкой одежде, рассчитывая теплые вещи достать из чемоданов в аэропорту. Прошли паспортный контроль, подошли к ленте транспортера за своими чемоданами. Вдруг лента остановилась...

И по громкоговорителю что-то начали объяснять на латышском и английском языках. В зале собрались туристы с двух чартерных рейсов, человек 100-150. Англичан среди них явно не было. Зато было много русскоязычных, которые в суматохе не успели расслышать объявление и со все возрастающей тревогой начали интересоваться друг у друга: что случилось? Террористы? Бомба? Пожар?
Оказалось — пожар, правда, учебный. По тому же громкоговорителю всем было велено немедленно покинуть здание аэропорта. Сидевшие в своих будочках четыре пограничника в ту же минуту дружно встали и гуськом куда-то ушли. Видно было, что они знают, как надо спасаться при пожаре. В отличие от нас. Нам никто ничего не показал и не сказал. Жена с детьми и еще человек тридцать пошли наверх. Остальные пассажиры остались — кто ждать свои вещи, кто вообще ничего не понял. Стоим, возмущаемся, дети плачут — домой хотят, кушать и спать. Тут вошли двое людей в военной форме и с собаками. (Я еще подумал: зачем собаки-то нужны при пожарной тревоге? Обгорелые трупы искать?)
Выход из аэропорта к этому времени был уже перекрыт металлической решеткой. Нам говорят (опять только на латышском языке): выходите на улицу, вас отвезут на автобусе. Но идти на мороз в одних рубашках никому, естественно, не хочется. Тогда нас начинают туда вытеснять в принудительном порядке. Ругань стоит еще та! Мы все сгрудились на сквозняке в предбаннике около пустых будок погранконтроля. Ни одного сотрудника аэропорта или охраны нет, граница свободна. Иди хоть в пустые магазины дьюти-фри, хоть на поле к самолетам… Вот уж раздолье для потенциальных террористов!
Таким вот макаром мы маялись около часа. И зря я радовался, что хоть жена с детьми сидит в зале ожидания в более комфортных условиях. Их туда не пустили, а вместе с остальными полураздетыми пассажирами отправили на мороз к стоянкам такси.
Наконец учения закончились. И тут по громкоговорителю произнесли единственную фразу на русском языке: “Это была учебная пожарная тревога. Приносим свои извинения за доставленные неудобства…”
Надо ли говорить, что на следующий день семья слегла с температурой? Весь отпуск пошел насмарку. Ничего себе “неудобства”, да? Интересно, а рискнули бы наши рижские службы подобным издевательствам подвергнуть пассажиров Lufthansa? Или можно только на местных бессловесных “кроликах” опыты ставить? Нет, я понимаю, учения на случай беды, конечно, нужны. Но почему нельзя было дать информацию и на русском языке? Получается, если не понимаешь, то и гори себе на пожаре синим пламенем?

От редакции

Латвия сейчас усиленно готовится к визиту президента Америки. И отрабатывает разные ситуации. Может быть, наш читатель как раз и стал жертвой этих мероприятий?
— Нет, Буш здесь совершенно ни при чем, — заверил Телеграф сотрудник отдела аэропорта по связям с прессой Андрис Дарзиньш. — Эти учения по безопасности были запланированы заранее на 22 и 29 марта. Информацию мы действительно даем только на латышском и английском языках. Почему не на русском? А разве, допустим, в Германии, где тоже проживает много турок, в аэропортах звучит информация на турецком языке? Поймите, учения по безопасности — это не игры, они должны быть максимально приближены к действительности. Все пассажиры, независимо от того, во что они одеты, должны были выйти на улицу, где их ждал автобус. Здесь важно не беседовать, а эвакуироваться. Как можно быстрее. Но, в принципе, я, наверное, могу согласиться, что если имеется реальная опасность, то нужно использовать и другие языки, понятные пассажирам. Думаю, мы учтем это пожелание.

06.04.2005, 08:40

"Телеграф"


Написать комментарий