Незапланированный стриптиз

Нешуточное разбирательство с участием депутата Сейма Карлиса Шадурскиса и депутата Рижской думы (РД) Геннадия Котова развернулось в рижской школе № 33 в минувшую пятницу. А все из-за того, что ученик 8-го класса 24 марта пришел в школу в майке с надписью "Русским школам быть!"

Завидев вызывающий призыв, завуч, по словам подростка, отвела его в класс и потребовала немедленно снять противоречащую правилам школы одежду. Мол, это политическая агитация, запрещенная уставом школы. Мальчик наотрез отказался исполнять приказ. За что работница школы, как утверждает Андрей, обозвала его “идиотом”. Школьник не выдержал натиска учителя и выбежал из кабинета.

Откровенный разговор

Далее события развивались так. Обнаружив у себя в кармане календарик, полученный на одной из акций Штаба защиты русских школ, парень позвонил по указанному там телефону. Трубку взял депутат Рижской думы Геннадий Котов. Выслушав рассказ школьника, депутат решил за него заступиться. С этой целью, через маму Андрея передал официальное письмо директору школы, где значились дата и время встречи — 1 апреля в 15.00. Получив послание, директор Мария Михайловна Ковальчук, уже с тремя другими учителями, вызвала Андрея на разговор. По словам школьника, его попросили написать заявление о том, что весь конфликт был организован с подачи штабистов. Но Андрей снова отказался.

Разборка в школе

В результате встреча “на высшем уровне” состоялась. Директор, предвидя серьезность ситуации, пригласила поприсутствовать на встрече депутата Сейма Карлиса Шадурскиса, а также заместителя директора Департамента образования РД Гунтиса Хелманиса. Кроме того, в разбирательстве приняли участие 10 учителей и 10 учеников школы. А Геннадий Котов со своей стороны пригласил депутата Рижской думы Владислава Рафальского и журналистов.
Корреспондент Телеграфа подошел к концу беседы, длившейся около двух часов. Однако в здание школы меня не пустила дежурная, представившаяся “администрацией школы”. “Целый день директора терроризируют, — отрезала она. — Разговор уже заканчивается. А вы своим присутствием разожжете его снова”. Но я не отступал, тогда дежурная предложила пройти в специальное помещение для беседы без свидетелей. По ее словам, школа учится на латышском языке уже 11 лет. “У нас совершенно другие порядки и правила, — пояснила она. — Зачем нам подобные эксцессы с майками нужны?” И выйдя из кабинета, подозвала двух полицейских и попросила Телеграф подождать за дверью.
Долго ждать не пришлось. Через несколько минут в дверях появился взволнованный Владислав Рафальский. “Директор обвиняла нас в том, что мы заставляем детей участвовать в наших черных делах, — сообщил он Телеграфу. — Мы, в свою очередь, упрекали администрацию школы в том, что они заставляли ребенка писать против нас бумагу”. По его словам, на встрече был устроен спектакль, и он склонен доверять детям, а не администрации школы. “Я 22 года работаю учителем и знаю, как это происходит на самом деле, — утверждает наш собеседник. — Между прочим, директор получила грант в миллион латов на обновление здания школы. Понятно, каким образом. И я знаком с этой школой, где учителя могут себе позволить унизить или оскорбить учеников”.
Вскоре с собрания вышла мама Андрея, потом откуда-то появился он сам (на встрече его не было). По его словам, учителя действительно систематически унижают учеников. На мой вопрос об успеваемости он ответил так: “Учусь я средне, но сейчас обязан улучшать свои показатели. Потому что я тут такое натворил…”. А мама добавила, что учителя на собрании поклялись не предъявлять претензий к Андрею. В свою очередь секретарь школы заметила, что Андрей — неуспевающий ученик…

Кто кого оклеветал?

Наконец, к выходу подтянулись и остальные участники действа. В том числе и Геннадий Котов, который сообщил, что директор осталась побеседовать с Карлисом Шадурскисом. Как он рассказал Телеграфу, разбирательство не пришло к логическому завершению. "Мы настаивали на встрече с родителями учеников, — говорит Котов. — Но администрация школы нам отказала. Думаю, они не уверены, что родители подтвердят их точку зрения. Будем проводить в ближайшие две недели в Болдерае (район, где находится школа. — Р.В.) свое собрание. Ведь нужно разобраться, кто “оклеветал” школу — дети или мы. Но в любом случае лозунг “Русским школам быть!” не подходит под понятие политической агитации. К тому же существует пункт в Сатверсме, который гласит, что человек может свободно выражать свои убеждения. А также существует конвенция ООН о правах ребенка и аналогичный закон ЛР. Кстати, в случае, когда законы вступают в противоречие, всегда действует высший по юридической силе нормативный акт. Тем не менее г-на Шадурскиса восхитил устав этой школы".
После выхода из здания последних участников прошел час, но ни Карлис Шадурскис, ни директор так и не появились, а полиция продолжила свое патрулирование…

От редакции:
Вот такой незапланированный стриптиз произошел в 33-й школе. Хотели раздеть ученика, а предстали в неглиже перед всем миром. Взрослые дяди и тети, мягко говоря, повели себя по-детски. Во многих рижских школах есть ребята, которые приходят на занятия в “крамольных” майках. Только там учителя не воспринимают это так болезненно и, кстати, на учебном процессе “маечная агитация” никак не отражается. Непонятно, зачем депутатам Рижской думы надо было везти на беседу с директором журналистов. Равно как и то, зачем Марии Михайловне было звать на защиту Карлиса Шадурскиса, который уже не имеет отношения к некогда возглавляемому им Министерству образования и науки. Мудрее надо быть, господа… Если, конечно, вы печетесь о детях, а не преследуете свои политические цели.

Мнения

Поскольку в пятницу Телеграфу не удалось переговорить с директором школы Марией Ковальчук и пришедшим ей на помощь депутатом Сейма Карлисом Шадурскисом, мы позвонили им в понедельник.

*Мария Ковальчук: “Агитировать надо дома или на улице”
Мы не склонны фальсифицировать факты, — говорит директор. — Несомненно, с 1 сентября текущего года на школу оказывалось давление со стороны настроенных против реформы депутатов. Ведь прежде у нас подобных инцидентов не случалось. Кстати, если бы действительно в школе нарушались права человека, то ребята могли бы открыто пожаловаться через правовую комиссию наших учеников (работает с 1994 г.). Андрею надо было обратиться в эту комиссию, а не звонить Котову. К тому же при первой беседе завуча с Андреем присутствовали три других учителя, которые никаких оскорблений не слышали.
Что же касается устава школы, то, по словам директора, никаких противоречий международным конвенциям в нем нет. “Каждый ученик может иметь какие-то убеждения, но агитировать остальных в здании школы он не имеет права, — отметила Мария Михайловна. — Другое дело — у себя дома или на улице”. По поводу выделенных средств на обновление школьного здания директор сообщила, что этим вопросом заведует имущественный департамент Рижской думы: “Боролись мы за эти деньги в течение трех лет. В школе провели 12 комиссий, которые постановили либо закрыть школу, либо ремонтировать”.

  • Карлис Шадурскис: “Котов собирается решать проблему, которой нет”
    В свою очередь Карлис Шадурскис считает, что никакого конфликта вообще не было: “Геннадий Котов собирается решать проблему, которой нет, ведь и другие ученики отрицают факт оскорблений со стороны учителей. Ребятам просто навязали политические установки”. По словам Карлиса Шадурскиса, школьный устав неплохой, хотя и не отличается от уставов других учебных заведений. В отличие от Геннадия Котова и Владислава Рафальского, приехавших защищать учеников от произвола учителей, Карлис Шадурскис, напротив, углядел столь теплые отношения между преподавателями и детьми, что аж удивился, о чем и поведал Телеграфу.

05.04.2005, 08:41

Руслан ВИХАРЕВ


Темы: ,
Написать комментарий