Сегодня он наденет майку, а завтра родину продаст?

В конце марта восьмиклассник 33-й школы Андрей Ковалевский пришел на занятия в майке с надписью «Русской школе - быть!». Парень был вызван на беседу в кабинет завуча, которая потребовала от него снять майку, оскорбила, а после отказа попросила покинуть школу.

Майки со штабистской символикой расшатывают систему. В этом убеждены не только педагоги и руководство русской 33-й средней школы, ныо и часть ее учеников и родителей.

Шадурскис спешит на помощь

О том, что произошло, Андрей рассказал в Штабе защиты русских школ, куда отправился в тот же день после уроков. Депутат Рижской думы и активист штаба Геннадий Котов со слов мальчика составил письмо на имя директора школы Марии Ковальчук с просьбой обеспечить организацию встречи депутатов думы с действующими лицами этой истории. Тем более что дети из 33-й школы, «нелояльные» к реформе-2004, и раньше жаловались (кстати, в том числе и «Часу») на угрозы и давление со стороны педколлектива.

- Я позвонил Марии Михайловне, чтобы договориться о дне приезда, но она всячески уклонялась от встречи, – сказал «Часу» депутат РД от ЗаПЧЕЛ, учитель 40-й средней школы Владислав Рафальский. – Тогда, ссылаясь на норму закона, где сказано, что депутаты думы имеют право на безотлагательный прием во всех учреждениях самоуправления и государства, я поставил директора в известность, что мы с Геннадием Котовым приедем в школу в пятницу в 15.00. На это г-жа Ковальчук ответила, что знает, как ей защищаться и кого приглашать на помощь.

Вскоре из неофициальных источников Котов и Рафальский узнали, что директор обратилась за поддержкой к новому мэру Риги Айвару Аксеноксу («Новое время»): дескать, штаб затерроризировал школу – пора же наконец и власть употребить.

Чем помог мэр Марии Михайловне, стало понятно сразу, как только «Час» переступил в пятницу порог директорского кабинета. В качестве гостей со стороны директора «Час» обнаружил не только представителей департамента РД по образованию – его замдиректора г-на Хелманиса, специалиста г-жу Янсоне и сотрудника Центра по защите прав детей, но и… однопартийца мэра Аксенокса, депутата Сейма, экс-министра образования Карлиса Шадурскиса.

С кем вы, мастера педагогики?

Спасать честь школы от посягательств восьмиклассника пришли семеро учителей (трое из которых оказались завучами) и председатель родительского комитета. В коридоре, с нетерпением ожидая вызова, толпились старшеклассники из школьной думы. Поддержать Андрея Ковалевского в этом неравном бою пришла его мама Лариса. Все остальные явно были настроены против них.

Первой по «делу Андрея» выступила замдиректора Светлана Байбакова, которая, призвав в свидетели двух своих коллег-завучей, пояснила, что не позволяла никаких оскорблений в адрес ученика, а просто попросила его снять майку как одежду, не соответствующую правилам внутришкольного распорядка. Замдиректора Инара Павловна охотно подтвердила, что Байбакова не оскорбляла Андрея, а просто ознакомила его с правилами распорядка. То же самое засвидетельствовала Юлия Карпова.

Чтобы все присутствующие смогли оценить силу этих правил, директор одно из них зачитала: «В школе запрещено заниматься политической агитацией, навязывать свои взгляды другим школьникам и использовать символику, содержащую политическую агитацию». Уж не знаю, в какой мере символика и слоганы, изображенные на майках штаба, подпадают под политическую агитацию, но то, что администрация, создав такие правила, взяла под контроль все проявления инакомыслия в своем заведении, – неоспоримый факт. Судя по выражению лица Карлиса Шадурскиса, идея ему очень понравилась.

После настоятельной просьбы Геннадия Котова слово дали Андрею.

- 24 марта я пошел на занятия в майке «Русским школам – быть!». Не успел я войти в школу, как меня пригласила к себе в кабинет Светлана Байбакова, – пояснил мальчик. – Сначала она попросила меня снять майку. Я отказался. Тогда она начала объяснять мне, что символика не отвечает интересам государства, стала повышать голос и наконец сказала: «Ты идиот!» Я ответил, что не идиот. «Нет, – повторила она, – идиот». Я спросил ее, почему она кричит на меня. Она сказала: «Потому что ты мне надоел!» На этой фразе я без разрешения вышел. Через 15 минут меня снова позвали в кабинет, там, кроме Светланы Анатольевны, были еще два завуча. Мне дали подписать правила внутреннего распорядка, я подписал и ушел домой.

- Андрюша, почему ты клевещешь на учителей? – вкрадчиво поинтересовалась директор. Ситуация развивалась не по плану.

- Я знаю, что Андрей честный мальчик, – заметила социальный педагог Людмила Свиридова. – Скажи, разве у тебя не складывались отношения со Светланой Анатольевной?

- Я говорю правду, зачем мне врать? – спокойно возразил ученик. – Через пару дней вы, Мария Михайловна, вызвали меня и тоже потребовали снять майку, а потом положили передо мной лист бумаги и сказали: «Пиши, что ты солгал депутату Котову, у тебя последний шанс исправить положение». Но я и там написал все как было. Одноклассники сказали, что пока я был на беседе с завучем, классный руководитель при всех назвала меня шизофреником. У нас в школе это обычное дело.

Черно-белое кино

В этом месте директор взяла из вороха своих бумаг письмо и зачитала его вслух:

- «Просим администрацию школы оградить наших детей от вовлечения их в политические мероприятия, организованные Штабом защиты русских школ, которые мешают учебе. Мы не хотим, чтобы на территории школы проходили какие-то акции, раздача листовок. Нас беспокоит безопасность наших детей, мы заинтересованы в получении ими качественных знаний». Письмо подписано председателем совета школы, родительским комитетом. И мы, педагоги, хотим давать знания!

По идее, теперь самое время сказать свое слово какому-нибудь родителю. И точно – закон жанра сработал как по нотам.

- Пусть наши дети спокойно учатся, – запричитала председатель родительского комитета. – У нас прекрасная школа, великолепные учителя. К чему этот спор?

То, что мы смотрим хорошо смонтированное кино, не оставило никаких сомнений после выступления хора членов школьной думы, вызванных по сигналу директора. Едва войдя в кабинет, ребята принялись петь осанну родной школе и ее учителям. И все бы ничего, но трудно было избавиться от ощущения присутствия на классическом заседании парткома в духе «Не знаю, но осуждаю». Дети явно переигрывали. Впрочем, судите сами…

- Я считаю, что на наших учителей здесь просто наговаривают, – с ходу пошла в атаку председатель школьной думы Катя Латухина. – Если бы наша школа была плохой, нам бы не дали аккредитацию на максимальный срок – 6 лет!

- Почему вы лезете в нашу школу, в нашу личную жизнь? – агрессивно обращаясь к Котову, воскликнула другая девочка. – Мы поддерживаем школьную программу, а все остальное нас не волнует. Мы не хотим участвовать в митингах, а хотим учиться. И пусть ваши активисты не ходят сюда со своими листовками!

- Да нам школа – дом родной, а учителя – матери и сестры! – экзальтированно воскликнул симпатичный паренек. «Час» чуть не заплакал…

Похожая реакция была и у г-на Шадурскиса. Он размяк от умиления, но, быстро взяв себя в руки, подвел итог собранию:

- Вот видите, и вашей школе, где сложилась такая позитивная атмосфера, не по душе деятельность штаба. Я очень порадовался этим детям, которые так грамотно и аргументированно внесли ясность в это запутанное депутатами дело. К счастью, у ваших учеников есть здравый смысл.

- Спасибо вам большое за все! – понеслось изо всех углов директорского кабинета.

Покидая 33-ю школу, «Час» подумал: как же, оказывается, боится власть любого инакомыслия. А, впрочем, если допустить, что джинсы с американским флагом когда-то расшатали основание мощной советской системы, то белые майки с надписью «Русской школе – быть!» и впрямь могут нанести непоправимый удар по хрупким устоям латвийской демократии.

Отечество, похоже, уже в такой опасности, что приходится выбирать: или государственность, или демократия…

Нюанс

- От меня и других детей тоже всегда требуют снять майку, – признался нам другой ученик этой школы. – Тех, кто отказывается это сделать, вызывают к директору или социальному педагогу, беседуют, интересуются, сколько нам платит штаб за то, чтобы мы носили эти майки. Смешно просто…

Ребята у нас почти все против реформы, правда, вслух мы об этом не говорим, только между собой. Все предметы давно изучаем на латышском и билингвально, кроме языков. Эти ребята из школьной думы – почти все отличники и хорошисты, им все равно, на каком языке учиться. А всем остальным очень трудно.

04.04.2005, 08:04

chas-daily.com


Темы: ,
Написать комментарий